воскресенье, 9 декабря 2018 г.

В Екатеринбурге прошли курсы для церковных художников

Возвращение в пространство красоты: в Екатеринбурге прошли курсы для церковных художников, реставраторов и архитекторов. Узнать о том, как пишутся иконы отправилась и наша съемочная группа.


суббота, 8 декабря 2018 г.

История старой екатеринбургской козетки

Девиков Евгений Иванович 
В прошлом руководитель специализированного информационно-вычислительного центра, член Союза журналистов СССР. Среди моих увлечений сохранились ещё: любительское стихосложение, интерес к прикладным искусствам и коллекционирование изображений царских тронов, а также публикации в прессе и в Интернете (напр.,starkovcheg.com ; proza.ru; stihi.ru ; liveinternet.ru). Участник литературного объединения "Порыв". Сборник стихов (140 стр) в серии "Израиль поэтический" - в 2003 году и под покровительством названного литобъединения в 2005 году альбом "Оранжерея" (184 стр). Греют душу благоприятные отзывы русскоязычного радио Израиля и прессы ("Новости недели", "Репортёр" 20.07.06). 



Сегодня можно встретить классическую козетку скорей в музее, чем в жилом доме. Но в стародавние времена и в дореволюционной России козетка была привычной мебелью.
Давайте уточним, в чём козетка отличается от похожей мебели — от кушетки и банкетки. Под козеткой — (франц. causette: от «causer» — разговаривать, болтать) — понимается небольшой диванчик для собеседников, имеющий полноценную спинку, тогда как, например, у банкетки спинка напрочь отсутствует. Название «кушетка» происходит от французского «couchette» (coucher — лежать). Именно этим кушетка отличается от козетки, ибо кушетка — диванчик для лежания. В этом очерке, или посте, я говорю о козетке.

Екатеринбургский потомок семьи Баженовых — Лунёв рассказал однажды такое семейное предание. Будто бы его прапрадед занимался старательством. Каждую осень высаживал по яблоне на своей усадьбе в Коковинском переулке (переименован в Мольера), и ко времени описываемых событий вырастил хороший фруктовый сад. Семья не бедствовала, а в трудные годы предприимчивый садовник всегда знал, под каким деревом подкопать корни, чтобы извлечь схороненные там самородки. 
Власти дознались и нагрянули с обыском. В одну ночь фруктовый сад превратился в перекопанное поле, а затем участок перепахали ещё раз, чтобы убедить Чрезвычайную Комиссию (ЧК) в отсутствии богатств. Донос не подтвердился, — а то бы Баженовым не избежать расстрела. К счастью, к тому времени всё золотишко было давно потрачено. В доме от прежнего режима оставалась только козетка в классическом стиле из тёмного ореха. Старики рассказывали, что в старое время дом был обставлен столичной мебелью.
— Куда всё подевалось? — Спросил я у Лунёва.
— Пропили, — сказал он. 
— А ореховый диванчик?
— Нету. Сломан и догнивает в сарае на потолке.
— Красивый?
— Резьба — не хухры-мухры! Гони бутылку и забирай с потрохами.

Условились встретиться после получки, но когда я пришёл с бутылкой «Столичной», хозяина накануне арестовали за уличное хулиганство. Его родственница указала, где лежали обломки. Я залез на чердак бревенчатого сарая. Когда-то его «потолок», или чердак, был сеновалом, но теперь во дворе не держали ни скота, ни корма, — а деревянные службы с годами сами собой пришли в негодность.
Эти «пережитки прежней роскоши» издавали непереносимый запах падали и кошачьих экскрементов. Вперемешку с ворохами старого тряпья и разложившимися останками мёртвых голубей там и сям валялись деревянные детали некогда престижной мебели. Отдельно были брошены боковинки небольшого диванчика. Поодаль лежала продырявленная уродливыми гвоздями изящная спинка, украшенная лентой резного орнамента, а рядом — перепачканное голубями и кошками рваное сидение. Всё вокруг напоминало помойку и потрясающе дурно пахло. Было ясно, что домой нести находку нельзя. Но и оставлять на верную погибель не следовало. Требовалась немедленная санитарная обработка, но особенно нуждалось в дезодорации сидение на две персоны. 

Был декабрь 1987 года. Мороз не давал распространяться смраду. Надо было промыть с мылом «мебельный трофей» где-нибудь при комнатной температуре. Рядом была котельная. Туда я принёс эту брошень. Возиться пришлось три дня. Первый день «санобработки» ушёл на механическую чистку и избавление деревянных деталей от всего, что к ним было прикреплено (воткнутые уродливые гвозди, проволока, тесьма, пучки конского волоса, остатки обивочных материалов и тьма вбитых в дерево обойных гвоздиков). Я выбросил всё, что на боковинах и сидении сильно пахло. Внутри оказались важные находки. Под верхней ситцевой обшивкой я нашёл сломанный металлический значок Осоавиахима, учреждённого в 1927 году. Значит, последний раз козетку обтягивали тканью не поздней 1927 года. Ниже — под остатком гобеленного покрытия обнаружил медную пуговицу от мундира. Проконсультировался — девятнадцатый век! Я чувствовал себя счастливым открывателем: под ржавыми шляпками кованых гвоздиков сохранились фрагменты ещё одной (третьей по счёту) давней обтяжки: зеленоватая прочная материя с цветными нитями шёлковой вышивки. Важный ориентир — время: конец XVIII — начало XIX века. Козетка с вышивкой в годы своей «молодости», по-моему, выглядела бы нарядно. Зеленоватый фон обивки гармонировал с темно-коричневым деревом, а шёлковая вышивка оживляла изящную мебель. Я читал, что талантливый зодчий, создавая новый дом для вельможи, проектировал заодно и мебельные гарнитуры для каждого зала и комнат. Мягкая мебель нередко украшалась вышивкой. К слову сказать, великий русский архитектор А.Н. Воронихин, разрабатывая мебель для своих проектов, наряду с гладкой обивкой широко применял вышивку крестом, причём, сам составлял рисунки.

Старая подгнившая козетка доставляла мне много радости, но всё-таки не обошлось без печальных утрат. Самое печальное было в том, что мне пришлось выбросить весь конский волос, которым были обиты сидение и боковины, ибо грязная волосяная начинка была самой зловонной частью козетки. С волосяным настилом я был вынужден поступить так круто, ибо и после промывки козетка продолжала густо пахнуть кошками. 
Конский волос используют реставраторы, работая с антикварной мягкой мебелью. В современном мебельном производстве он применяется в дорогих элитных моделях диванов и кресел. Из-за высокой цены конского волоса в наше время при обивке мебели его стали заменять синтетикой.

Весь следующий день я дочищал и мыл с мылом дерево. Мне не раз приходилось делать такую работу (в практике моей была дюжина полуистлевших и тоже загаженных кресел, стульев и туалетных столиков). Мытьё деревянных изделий требует быстрых и энергичных действий и немедленного протирания мягкой тряпкой от остатка влаги. Когда каждая деталь вымыта и протёрта насухо, с той же энергией и в том же темпе я домывал остов козетки, но уже не мыльной водой, а чистой водкой. Это уменьшило дурные запахи, исходившие от дерева. После водочной процедуры я закончил мытьё и занялся реставрацией козетки. Её осмотр выявил много утрат и несколько поломок.
Подгнившее дерево заменил здоровыми врезками, скрепив части козетки аккуратными шипами и скрытыми нагелями. По уцелевшим родным образцам я заново изготовил более двадцати утраченных деталей художественной резьбы.

Эти «розочки» пришлось изготовить, реставрируя повреждённую резьбу изящной спинки, где я не досчитался таких розеток. 

А на передних стойках — в их нижней трети, где начинается ножка — я повторил резной деревянный венец из выпуклых жёлудей, вырезав по одному жёлудю на каждой из четырёх гранях стоек. Так были восстановлены венцы на обеих передних ножках спасённой козетки.

Краеведческий поиск требует изучения специальной литературы. Читая, мы иногда лишь подтверждаем и добавляем свои знания об изучаемом объекте, а чаще находим сведения, выводящие нас на новый продвинутый уровень. Разыскивая данные о мебельных орнаментах девятнадцатого и восемнадцатого веков, я купил в развале у екатеринбургского букиниста альбом гравюр де Нефоржа, изданный Парижской академией художеств во второй половине восемнадцатого столетия. На страницах альбома меня ожидало потрясение: весь декор козетки в точности повторял образцы Нефоржа! Приглядевшись к «королевскому прототипу» козетки, я заметил, что благородная и ценная древесина употреблена мебельным мастером очень экономно - цельный орех использован лишь на ножки-боковины и на изящный резной орнамент спинки. Сидение же сделано из обычной берёзы, обклеенной пятимиллиметровой ореховой дощечкой, по которой пущен резной орнамент, взятый из того же альбома. Использование местной породы дерева говорит о том, что козетка выполнена очень квалифицированно, но также и намекает на то, что козетка могла быть сделана либо в столичной, либо в хорошо оснащённой провинциальной мастерской. 

Розыски аналогичной мебели привели меня к интересному результату, который пока невозможно объяснить однозначно, поскольку для объяснения потребовалось бы глубокое архивно-искусствоведческое исследование, а я, откровенно говоря, на это не способен. Тем не менее, не могу обойти молчанием отдельные совпадения, возможно, случайные.
В книге Двойниковой и Лямина «Художественные работы по дереву», изданной «Высшей школой» (Москва, 1972, стр. 103), я встретил иллюстрацию с изображением диванчика начала XIX века, напоминавшего мою козетку. Под репродукцией значилось:

«Рис. 91. Интерьер. Усадьба Братцево.
Архитектор А.Н. Воронихин. Начало XIX века».
Не значит ли это, что вся изображённая мебель спроектирована архитектором А.Н. Воронихиным? Неужели мы видим на картинке настоящую воронихинскую козетку!

Удачный подарок судьбы. Внизу слева я вижу диванчик, похожий на знакомую мне козетку. Если, и вправду, действовал в России принцип - проектировать и строить усадьбу заодно с новой мебелью, то я, возможно, на верном пути. Кстати сказать, великий архитектор А.Н. Воронихин провёл свою юность как раз там — в подмосковном имении Братцево в доме у вельможи А.С. Строганова. Считалось, что Воронихин был побочным сыном камергера и генерал-майора барона А.Н. Строганова — двоюродного брата президента Академии Художеств, директора публичной библиотеки и мецената графа А.С. Строганова. Поэтому семья опекала мальчика. Потом воспитанник сделался домашним архитектором графа и перестроил дом и усадьбу. Рассмотрим диванчик внимательно, насколько позволит качество репродукции.

Козетка, изображённая на иллюстрации книги Двойниковой и Лямина (рис. 91, стр. 103), хотя и похожа ножками (стойками), но отличается от козетки из Екатеринбурга. В усадьбе Братцево спинка козетки высокая, а в Екатеринбурге она низкая. Выбор конструкции зависел от профессиональных навыков и эстетических воззрений архитектора и заказчика. Высокая спинка козетки не давала собеседникам возможности в разговоре облокачиваться на удобный упор, и поэтому мебельщик изменил конструкцию, создав подлокотник посередине сидения.

А Екатеринбургская козетка построена по иному принципу. Её пользователи не нуждались в центральном подлокотнике, поскольку они, повернувшись вполоборота друг к другу, могли облокотиться на менее высокую спинку козетки. 

Восстановленная мной старинная козетка, прожила в моём доме пять лет. И всё это время я не мог нарадоваться тому, что сумел возродить её из небытия. Она стала украшением дома, предметом моей гордости и радости моих домашних. И всегда оставалась полезной мебелью. В 1992 году мне пришлось с ней расстаться. Выехав с Урала навсегда, я оставил её давнему приятелю — большому энтузиасту и любителю старины — художнику бывшей Свердловской картинной галереи. А у меня осталась только память.









20 августа 2013 года
Бат-Ям, Израиль.

вторник, 4 декабря 2018 г.

Протоиерей Александр Введенский Жизнеописание протоиерея Александра Введенского и его труды

Протоиерей Александр Введенский
Жизнеописание протоиерея Александра Введенского и его труды:«Причины религиозных сомнений»
«Сомнения в Божестве Иисуса Христа»
Составитель М.К. Веденский



По благословению Высокопреосвященнейшего Викентия, архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского

  Протоиерей Александр Введенский
(1884 с 1973)

Он умел защищать веру

Вступительная статья иерея Дионисия Белоглазова

В эпоху гонений на христиан (I – III вв.), по словам профессора Реверсова: «Терпение мучеников и твердое исповедание христианства были единственными ответами на все ухищрения гонителей и мучителей». Даже тогда, когда количество христиан возросло и можно было «помериться силами», христиане гнушались силой как средством, не соответствующим их убеждениям. Когда же в состав христианского общества стали вступать люди образованные и ученые, обладавшие знаниями литературы, законов красноречия и диалектики, стало возможным обратить к гонителям и «слово убеждения» в виде сочинений – апологий. В этих трудах апологеты – защитники христианства показывали беспричинность вражды язычников к последователям Христа, нелепость возведения на христиан обвинений через раскрытия христианского вероучения и жизни, чуждой пороков. Отцы Церкви, сопоставляя различные религии, доказывали нравственное превосходство своих убеждений.
   В XX веке в нашем отечестве произошли новые гонения на христиан, беспрецедентные по продолжительности и масштабам. Таким образом была воспроизведена ситуация I – III веков, поэтому стали востребованы и методы древней апологетики.
   Труды приснопамятного протоиерея Александра Введенского, истинного исповедника православной веры, замечательного проповедника и полемиста, продолжают традицию древних апологетов, в своих сочинениях защищавших основные положения христианского вероучения. В этой книге мы предлагаем вашему вниманию две работы отца Александра: «Причины религиозных сомнений» и «Сомнения в Божестве Иисуса Христа». И хотя со времени их написания прошло более полувека, основные темы, поднятые автором, остаются актуальными, поскольку аргументы и доводы, высказываемые противниками христианства, нередко можно услышать и сейчас, в частности от людей пожилого возраста, воспитанных на старой идеологии.
Таким образом, современный проповедник, миссионер может воспринимать у своих предшественников не только выработанные ими приемы и методы для борьбы с неверием и отрицанием, но использовать и сами аргументы, приспособляя их, конечно, к современному состоянию знания вообще и богословской науки в частности.
В наше время можно встретить немало людей, сбившихся с пути, затерявшихся в поисках истины в различных псевдорелигиях и сектах. Нередко бывает, что одни члены семьи становятся христианами, а другие не разделяют их убеждений.
Протоиерей Александр Введенский умел защищать веру, поэтому его труды будут интересны не только священникам, проповедникам, миссионерам, студентам духовных академий и семинарий, Богословских институтов и теологических факультетов, преподавателям и слушателям миссионерско-катехизаторских курсов, преподавателям Воскресных школ, новообращенным христианам, чьи ближние не разделяют их убеждений, но и всем искренне ищущим Истину.

Иерей Дионисий Белоглазов

Возвращение веры
Предисловие составителя – М. К. Введенского


Три года назад мне в руки попала книга протоиерея Валерия Лавринова «Екатеринбургская епархия. События. Люди. Храмы». На одной из ее страниц я увидел краткие биографические сведения и фотографию моего дедушки Саши – протоиерея Александра Введенского, почившего в 1973 году. Мне довелось встретиться с автором этого прекрасного издания. После чего я попросил протоиерея Валерия помочь мне в создании книги о моем дедушке, куда были бы включены как мои воспоминания, так и воспоминания моих родственников, а также интересные факты из жизни деда и некоторые его труды. Мы договорились с отцом Валерием, что я соберу материалы, а он поможет мне в моей просьбе.
   К сожалению, мирская суета отодвинула воплощение моего замысла, однако идея создания книги не канула в лету. Но на то была воля Божия, поскольку спешить в данном случае не следовало. Я начал не спеша собирать материалы, да и сам понемногу укрепился в вере, изучив ряд работ моего дедушки.
   Еще до встречи с отцом Валерием, повинуясь какому-то внутреннему зову – голосу сердца, я решил привести в порядок могилы всех своих родственников и некоторых знакомых, а также одной девочки, похороненной рядом с дедушкой тоже в 1973 году. Видимо, ее родственников уже нет в живых, и могилка была в большом запустении. Все могилы я привел в порядок, помогли мне в этом и работники Широкореченского кладбища под руководством А. Ю. Гордиенко.
   Как-то раз, три года назад, прекрасным осенним днем, я пришел на кладбище, чтобы перед холодами произвести окончательные работы на всех подопечных мне могилах. Раньше, чтобы не плутать, я всегда ходил к дедушкиной могилке по дороге, но в этот день какой-то «голос» сказал мне: «Не надо идти к могиле в обход, нужно идти напрямую через другие могилы». Я согласился с «голосом», тем более что нести груз (вода, краска, грабли и пр.) было не очень-то легко, и пошел напрямик. Пройдя метров сто, я неожиданно вышел к могиле с красивым памятником из черного мрамора. В изображении на камне я узнал отца моего хорошего знакомого (к сожалению, я не смог присутствовать на его похоронах). Он был изображен во весь рост, как живой. Я помыл памятник, возложил цветы, а когда надгробная плита высохла, то пред моим взором предстала следующая надпись: «О, Великий Творец наших тел, почему даровать нам бессмертия не захотел, переполнены горечью наши сердца, удивленья достойны поступки Творца. Мы уходим из этого мира, не зная ни начала, ни смысла его, ни конца».
   Прочитав эти строки неизвестного мне автора, я глубоко задумался, а в чем же действительно состоит смысл нашей жизни, и мне, как никогда, стало интересно узнать ответ на этот вечный вопрос. Все-таки лет мне немало, а истина до сих пор так и не открылась моему сознанию. Но недаром говорят, что «дорогу осилит идущий», а «дверь откроется стучащему». Вскоре на моем жизненном пути стали встречаться знающие люди, которые рекомендовали мне необходимую литературу. Так Господь свел меня с иереем Дионисием Белоглазовым, священником архиерейского подворья во имя преподобного Марка Киево-Печерского на Широкореченском кладбище Екатеринбурга. Он отслужил панихиду на могиле у дедушки в день его 120-летия.
   В то время, когда я жаждал узнать ответ на вечный вопрос бытия, меня одолела бессонница. Почти все ночи я проводил с книгой. Постепенно мне стало многое открываться, и в этом, я думаю, немалая заслуга моего деда, чьи труды явились для меня настоящим откровением, поэтому идея создания книги об отце Александре Введенском стала все больше меня занимать. Решившись на это дело, я обратился с просьбой о помощи к архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Викентию. Владыка благословил мои начинания и порекомендовал мне некоторых духовных лиц, к сожалению, не все из них смогли мне помочь.
   Вскоре через своего московского знакомого я получил статьи (труды) моего дедушки, которые хранились в Синодальной библиотеке Русской Православной Церкви[1]. Многие из этих весьма интересных работ, по словам владыки Викентия, протоиерея Валерия Лавринова и иерея Дионисия Белоглазова, актуальны и в настоящее время, хотя некоторым трудам уже более 90 лет. Поэтому отец Дионисий рекомендовал безотлагательно опубликовать несколько статей моего дедушки, а отец Валерий Лавринов помог издать мне предлагаемую вашему вниманию книгу, где приведены две работы протоиерея Александра Введенского: «Причины религиозных сомнений» и «Сомнения в Божестве Иисуса Христа». Последний труд был издан еще до революции, а «Причины религиозных сомнений» публикуются впервые. Слава Богу, книга о моем дедушке увидела свет!
   Так любовь и память о родственниках, близких и знакомых не только при их жизни, но и после смерти творят чудеса. И для меня чудо, что я составил эту книгу и что ныне на многие вещи смотрю по-другому, с большой верой в нашего Создателя – Господа Иисуса Христа!
   Дай Бог, чтобы работы моего деда принесли духовную пользу всем тем, кто их прочитает, как верующим, так и сомневающимся. Мне же, внуку священника, эти труды помогли вернуться к вере, чью удивительную радость я ощущал в пору моего детства, когда приезжал в Кушвинский храм Михаила Архангела, где служил Богу мой дедушка – протоиерей Александр Введенский. Вечная ему память!
Михаил Константинович Введенский

О фамилии Введенский
Историческая справка



Фамилия Введенский принадлежит к довольно немногочисленному типу фамилий российского духовенства.
   Значительное увеличение числа русских фамилий с суффиксом -ский произошло в XVIII веке. Огромную роль в этом отношении сыграла Православная Церковь, где фамилии вплоть до XIX века не являлись родовыми именами. Обычно вместо фамилии, наследуемой от отца, ученик духовной семинарии получал новую, «придуманную», которая затем могла еще не раз измениться, например при вступлении в церковную должность. А так как в XVIII веке ведущее положение в церкви занимали выходцы из Юго-Западной Руси, где фамилии на -ский были очень распространены, то и новые искусственные церковные фамилии стали образовываться по той же модели. В народе она считалась более «благородной», так как была созвучна форме древних аристократических фамилий типа Вяземский или Трубецкой.
   К числу «придуманных» семинарских фамилий относится также именование Введенский. Следует заметить, что образование искусственных церковных фамилий шло различными путями. Основой именования могло стать, к примеру, какое-нибудь библейское название, наименование церковной утвари, имя православного святого. Особую и достаточно многочисленную группу искусственных фамилий духовенства составляют такие, которые возникли от названий церковных праздников. Поэтому вполне возможно, что в основе фамилии Введенский лежит название одного из важнейших христианских праздников – Введения во храм Пресвятой Богородицы, который отмечается 4 декабря по новому стилю (21 ноября по старому стилю). В этот день празднуется память торжественного вступления трехлетней Марии (Будущей Матери Господа Иисуса Христа) в Иерусалимский храм, куда она была отдана родителями на воспитание.
   С другой стороны, фамилии церковнослужителей нередко образовывались от названий церквей и монастырей, в которых служили священники. Превеликое множество храмов на Руси выло воздвигнуто в ознаменование Введения во храм Пресвятой Богородицы и носило название «Введенский». Вокруг церквей нередко возникали поселения, получавшие то же название. Так возникли многочисленные на территории России села и небольшие городки Введенское, Введенка, выходцев из которых также могли «наградить» фамилией Введенский.
   В любом случае это именование стало одним из самых распространенных в России духовных семейных имен, ставших впоследствии вполне светскими. В конце XIX – начале XX века его носили, например, российский философ-идеалист и психолог, крупнейший представитель русского неокантианства Александр Иванович Введенский (1856 – 1925); духовный писатель Алексей Иванович Введенский (1861 – 1913); врач Алексей Андреевич Введенский (1856 – 1900); церковный деятель, один из лидеров «обновленчества» в Русской Православной Церкви Александр Иванович Введенский (1888 – 1946). Эту фамилию прославил советский радиофизик, академик АН СССР Борис Алексеевич Введенский (1893 – 1969), а также церковный деятель, искуснейший проповедник, автор многих религиозных трудов протоиерей Александр Петрович Введенский (8.10.1884 – 4.04.1973).
   Таким образом, не подлежит сомнению, что старинная фамилия Введенский в наши дни является замечательным памятником русской культуры, истории и языка.
   Историческая справка предоставлена Обществом Любителей Российской Истории, собравшим информацию из следующих библиографических источников:
   Брокгауз и Эфрон: Библиография. Россия, CD-ROM;
   География России. М., 1998;
   Пружанский А. М. Отечественные певцы. 1755 – 1917. М., 1991;
   Унбегаун Б. О. Русские фамилии. М., 1995.



Краткое жизнеописание протоиерея Александра Введенского

Александр Петрович Введенский родился 8 октября 1884 года на Юге Российской Империи, в Черниговской губернии. Отец его был православным священником, и сын, отдавая дань обычаям русской старины, пошел по стопам своего родителя. В те времена подобный «семейный подряд» являлся устоявшейся традицией, а сословность служила одним из столпов православного государства. Надо отметить тот факт, что из всех сословий Царской России в России современной, несмотря ни на какие катаклизмы ХХ столетия, сохранилось именно священство, и в этом парадоксе можно узреть несомненное чудо Божие.
   В 1905 году Александр Введенский окончил Черниговскую духовную семинарию. Еще во время учебы Александр Петрович познакомился со своей будущей женой – Софьей Максимовной (в девичестве Журавлевой). Спустя многие годы матушка Софья рассказывала внукам о том, что в то время, когда Александр Петрович учился в семинарии, она горячо молила Господа, чтобы Саша стал ее мужем. Молитва юной христианки была услышана – Софья Максимовна вышла замуж за Александра Петровича, став ему верной спутницей и надежной помощницей в нелегком пастырском труде.
   В 1909 году Александр окончил Московскую духовную академию со степенью магистранта богословия. 14 сентября того же года он был рукоположен в священнический сан и назначен законоучителем 2-й мужской гимназии в городе Одессе.
   С 1915 по 1919 годы отец Александр служил законоучителем в Одесском реальном училище, имевшем в ту пору свой храм во имя святого благоверного Великого Князя Александра Невского – небесного покровителя батюшки. В 1919 году его назначили священником Вознесенской (Мещанской) церкви города Одессы. В 1925 году он становится настоятелем Ботанической церкви. В 1927 после печально известной Декларации митрополита Сергия (Страгородского) о лояльности Православной Церкви к советской власти отец Александр принимает сторону митрополита Иосифа (Петровых) – будущего священномученика, одного из духовных лидеров православных катакомб, не принявшего политику владыки Сергия. Спустя четыре года отец Александр берет под свое духовное окормление Алексеевскую церковь.

Семинарист Александр Введенский
В Одессе батюшка был широко известен в церковных кругах по диспутам с обновленцами. Еще в первые годы революции отец Александр, не страшась преследований, смело обличал обновленческую ложь, порожденную большевиками. Тем самым он спас от соблазна многие души, поскольку смута охватила тогда немалую часть православных одесситов, ведь враг рода человеческого, как известно, может прельстить даже избранных. Позже отец Александр расскажет своему внуку Михаилу, как в тревожные дни революции и гражданской войны его на диспуты с обновленцами всегда сопровождали крепкого телосложения прихожане, потому что в то время на улицах стреляли и было небезопасно проводить подобные встречи.






Сыновья о. Александра: Дмитрий и Константин. 1916
В те трудные для Церкви годы отец Александр был одним из немногих оставшихся в советской России священнослужителей, получивших до революции высшее духовное образование. И не удивительно, что местные большевики постоянно информировали Москву об опасности пребывания протоиерея Введенского в Одессе. Искуснейший проповедник – отец Александр представлял идеологическую опасность для советской власти, поэтому в 1933 году его приговорили к трем годам ссылки на Беломорканал.
   В 1936 году батюшка вышел на волю, но какая была эта воля! Приближался период «безбожной пятилетки», советская власть завершала тотальное уничтожение православных храмов, почти все высшее духовенство находилось в заточении. Многие священнослужители приняли мученическую кончину, те же, кто остался в живых, лишились своих приходов, поэтому отец Александр был вынужден временно уйти на гражданскую работу. Промысл Божий направил его в суровый Уральский край, где и в добрые царские времена православных насчитывалось в два раза меньше, чем в средней полосе России, в период же безбожной пятилетки действующих храмов на всем Урале можно было и вовсе сосчитать по пальцам. Но даже и в те страшные годы большевистских репрессий, когда за одно неосторожное слово можно было лишиться жизни, батюшка не боялся отстаивать правду. Примером тому служит следующий случай, который нашел отражение в документах Государственного архива.

Родной брат о. Александра
Павел Петрович Введенский
Когда протоиерею Александру Введенскому попалось в руки первое издание учебника «История СССР» 1937 года, вышедшего под общей редакцией профессора А. В. Шестакова (эту книгу лично редактировали Сталин, Киров и Жданов), то батюшка сделал ряд критических замечаний, которые направил в Москву. По указанию Жданова профессор Шестаков долго беседовал с отцом Александром и вынужден был согласиться с критикой учебника. В результате чего последующее издание вышло с соответствующими поправками[2].
   В 1937 году отца Александра постигло великое горе. Был расстрелян его родной брат Павел Петрович, одаренный человек. До революции он окончил институт восточных языков, а в годы гражданской войны работал переводчиком при дворе Эмира Бухарского. Жил в Москве до самого ареста. В том же году принял мученическую кончину и почитаемый отцом Александром митрополит Иосиф (Петровых).



Выписка из трудовой книжки А. П. Введенского
В то время была у батюшки и другая скорбь. Для священника невозможность совершения регулярного Богослужения является великим духовным страданием. Но «кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч?» /Рим.8:35/. «Ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» /Рим.8:39/. Кем только не был батюшка: и бухгалтером, и ревизором на ликеро-водочном заводе, и учителем русского языка. Но каждый день он был с Господом, поскольку молитва к Творцу вселенной не знает преград. Надо сказать, что на работе Александра Петровича Введенского уважали и даже премировали «за образцовое и четкое выполнение производственных заданий». Вот уж действительно «для чистых все чисто»/Тит.1:15/. Истинно верующий человек все делает добросовестно.


Михаило-Архангельский храм в Кушве
Долгих 14 лет отец Александр «тянул лямку» простого советского труженика, и только в 1951 году он получил приход в городе Троицк Челябинской области. В 1953 году батюшку за долгое и усердное служение наградили митрой. Надо сказать, что протоиерей Александр Введенский был известной фигурой в церковных кругах того времени, он вел хорошее знакомство с протопресвитером Николаем Колчицким, управляющим делами Московской Патриархии, а также прекрасно знал все высшее духовенство и мог охарактеризовать каждого иерарха Русской Православной Церкви.

   Тридцатого июня 1953 года отец Александр становится настоятелем Михаило-Архангельской церкви в уральском городе Кушва. В период с 1957 по 1959 год он занимает должность благочинного 3-го округа Свердловской епархии.

Годы служения в Кушве
Именно «кушвинский» период в жизни батюшки особенно запомнился его внуку Михаилу Константиновичу Введенскому. Вот небольшой фрагмент из воспоминаний родного внука отца Александра.

«Помню, как один раз в год на Рождество Христово нас с братом Виктором привозил к дедушке наш папа Константин Александрович. Мы приезжали на поезде до станции “Гора Благодать”, где нас ожидала специально посланная дедушкой лошадка с санями. Кучер мчал ее по заснеженным дорогам, и через некоторое время мы попадали в уютный дедушкин домик, который был небольшой, но достаточно крепкий: двор крытый, конюшня, тут же стоял автомобиль “Победа”, на нем все тот же кучер возил дедушку в Свердловское Епархиальное управление. Почему-то эта “Победа” мне запомнилась вся в птичьем помете, но, конечно, перед выездом ее мыли. Мы с братом очень любили в ней сидеть, видимо, с тех пор и зародилась во мне любовь к автомобилям, впоследствии я стал профессиональным водителем.
   Помню, как радостно встречали нас дедушка и бабушка Софья Максимовна, усаживали с дороги за стол, перед трапезой все молились и нас очень вкусно кормили. Особенно мне запомнилось, какой изумительный борщ с маслинами готовила бабушка.

Матушка о. Александра
Софья Максимовна
Перед обедом нам наливали по рюмочке Кагора. После трапезы тоже звучала молитва. Отец Александр очень ревностно соблюдал пост, нам же разрешались некоторые послабления. Кстати сказать, крестили меня в той же Михаило-Архангельской церкви города Кушвы и нарекли Михаилом.
   Дедушка был очень добрый. Помню, как меня и брата он брал на колени, как играл с нами. Часто к нему за советом приходили различные люди, дедушка никому не отказывал. Отца Александра Введенского уважали все.
   Вспоминается, как, усаживая меня на колени, дедушка говорил: “Какое у тебя интересное имя – Ми-шутка!” – и, повторяя его нараспев, вытягивал ноту “ми” и добавлял: “Шутка!” Еще он любил мне говорить: “Знаешь, внучок, что такое коммуна? Это кому “на”, а кому “нет”.
   По всей видимости, дедушка был обижен на советскую власть, но в то время не дозволялось даже намеком осуждать существующий строй, не говоря о том, чтобы прямо высказываться против власти. Но был случай, когда советская власть сама обратилась к отцу Александру за советом. Помню, как об этом мне рассказывал дедушка.

Епископ Флавиан с духовенством начало 1960-х годов
(Четвертый справа о.Александр)
Приходят к нему однажды два молодых человека, хорошо одетые, в галстуках, и представляются сотрудниками КГБ, говорят, что скоро будет Пленум Центрального Комитета КПСС и им поручили встретиться с ним, поскольку известно, что протоиерей Введенский был автором многочисленных трудов, посвященных обличению сектантства. В то время, впрочем, как и сейчас, сектанты приносили серьезный вред не только церкви, но и государству, поэтому уполномоченные просили научить их, как эффективно, с помощью весомых аргументов нужно бороться с сектантами. Вот как ни парадоксально, но тема борьбы с сектантством объединяла тогда интересы Православной Церкви и советского государства.

Приведу здесь еще один интересный эпизод из жизни моего дедушки, зафиксированный в документах советской эпохи.

Домик о. Александра в Екатеринбурге на улице Крауля, 3
Из материалов «Очередные задачи идеологической работы партии», автор Л. Ф. Ильичев. Доклад на пленуме ЦК КПСС 18 июня 1963 года:
   «…атеистическая работа ведется у нас без размаха, не живо, не напористо, и ведется она часто среди людей, уже освободившихся от влияния религии. “Антирелигиозная пропаганда, – заявил недавно священнослужитель Введенский из Свердловской области, – нам не мешает. Атеисты работают в клубах с атеистами, а мы в церкви – с верующими (смех в зале). Атеисты к нам не ходят, а верующие не ходят в клубы. Мы не мешаем друг другу” (смех в зале)»[3].
   Семь лет отец Александр провел в Кушве. 1 июня 1960 года его назначили настоятелем Казанского собора города Нижнего Тагила. В 1962 году батюшка по выслуге лет вышел за штат. В том же году он переехал в Свердловск на постоянное место жительства. Вот как описывает этот последний период его жизни внук протоиерея Александра Михаил Константинович.
   «В 1962 году дедушка переехал в Свердловск. Он был за штатом, но посещал многие службы в церкви Иоанна Предтечи и всегда ходил в рясе с наперсным крестом. Много людей приходило к нему за советом в дом на Крауля 3, который стоит и поныне.
   Мы жили по своим мирским правилам, поэтому очень нелегко было встречаться с дедушкой на людях, поскольку в советское время священники находились в опале у государства и нас называли поповскими внуками. Но жить в изоляции мы не могли, ведь у нас были друзья. И потому, когда дедушка в 1968 году предложил мне работать в церкви шофером на новой машине “ЗИМ”, я отказался, т. к. одним из условий было отречение от “комсомолии”, как говорил дедушка, а это означало разрыв отношений со всеми друзьями.

Помню, дедушка купил нам радиоприемник “Спидола” и очень просил делать ему записи радиостанции “Голос Ватикана”. Мы приносили ему записанные передачи. Отец Александр очень любил их слушать и использовал записи в своих трудах. Помню, как моя мама Наталия Сергеевна печатала на машинке дедушкины труды с рукописи, возможно, среди них была и работа “Причины религиозных сомнений”.
   Дедушка был человеком с живым чувством юмора, который помогал ему во многих жизненных ситуациях. Он был очень добрым и веселым человеком, но в определенные моменты мог становиться строгим и требовательным. Отец Александр всегда ревностно отстаивал интересы Церкви, где бы он ни служил, а это было не просто в то время, когда весь идеологический аппарат государства вел целенаправленную борьбу с “инакомыслящими”. В моих архивах есть любопытный документ, где видно, как дедушка в 1962 году, будучи настоятелем Казанского собора Нижнего Тагила, ревностно отстаивал правду, обличая во лжи финансового инспектора Свердловского Обл. ФО Тихомирова.
   Протоиерей Александр Введенский не побоялся написать подробное письмо министру финансов СССР, к сожалению, мне пока не известно, удалось ли тогда дедушке отстоять Казанский собор от незаслуженных поборов.

Фрагмент документа
 Привожу некоторые выдержки из этого письма:
   «...Товарищ Тихомиров может неуважительно относится к церкви и служителям храма, но как представитель власти обязан быть добросовестным, объективным и уважать советские законы. Памятуя, что однажды его выводы по нашей жалобе были отменены Министром, т. Тихомиров цинично заявляет: “Будете помнить, как на меня жаловаться”...
   Далее в своем письме министру дедушка в цифрах и фактах доказывает неправоту, в отношении налогообложения служителей Казанского собора, т. Тихомирова – инспектора Свердловского Обл.ФО.»
   Считаем уместным напомнить здесь дорогому читателю, что в годы хрущевской «оттепели» гонения на Русскую Православную Церковь возобновились с новой силой. Уничтожались и закрывались многие православные храмы, возвращенные верующим во время Великой Отечественной войны, любое же неповиновение властям беспощадно каралось, и потому возражение советскому начальнику требовало от батюшки определенного мужества и крепкой веры, которая учит человека никого не бояться, кроме одного Бога. Таков был приснопамятный протоиерей Александр Введенский!
   Батюшка имел редкий дар: он умел говорить о вере с любым человеком, даже с тем, кто враждебно относился к Церкви. Как-то раз в поезде один военный пытался осмеять отца Александра, указывая на его бороду и подрясник с наперсным крестом, батюшка в ответ на насмешки и издевательства сказал: «Вам, кажется, не нравятся люди с бородой? Так значит, Вы не уважаете Карла Маркса, Фридриха Энгельса и Ленина?» Такой поворот вызвал у пересмешника недоумение. Батюшка умел легко парировать любые выпады против веры и Церкви.
   Дополнит духовный портрет отца Александра его внук (родной брат Михаила Константиновича) Виктор Константинович Введенский.
   «Вспоминается дедушка, Александр Петрович, могучий старичок с умными, проницательными глазами, с длинной благообразной седой бородой и тяжелыми натруженными руками. Сколько испытаний дал Господь этому человеку. И учительствовал он, и бухгалтером был, и Беломорканал строил. Но нас с братом Михаилом всегда обращал к Богу.

Виктор Константинович Введенский
Дед прежде всего был требовательным к себе, а потом уже ко всем окружающим его людям. Помню, как он говорил, что религиозные сомнения посещают всех людей: и юношей во цвете лет, не оставляют они в покое и стариков. Религиозные сомнения – это тяжелая, мучительная, изнурительная болезнь духа, и его долг и долг всех пастырей заключается в выяснении причин религиозных сомнений и облегчении тяжелых душевных переживаний людей.
   Дедушка постоянно в беседе с нами, внуками, замечал, что в дореволюционное время многие из священнослужителей, а в особенности монахи, отвергали науку, считали ее не нужной для верующего человека и потому не брали в руки книг научного содержания. Сейчас же многие известные ученые согласны с тем, что наука без религии слепа, а религия без науки не имеет той базы, которая необходима для сомневающихся людей. Религия и наука, словно два крыла одной птицы, возносят душу к Божественной истине и рассеивают в людях, идущих к вере через разум, религиозные сомнения.
   В своей работе «Причины религиозных сомнений» дедушка на примерах, взятых из жизни известных людей, подтверждает многие исторические факты, отраженные в Библии. Обращаясь к науке, он показывает, как можно и нужно рассеивать религиозные сомнения людей, обращать в веру скептиков, делая их духовно крепкими, поскольку, к великому сожалению, не все люди верят священникам на слово, но научные доказательства многие принимают как бесспорный факт существования Творца.
   Поражает глубокое видение сути вещей у дедушки Александра Петровича. Меня, как будущего лингвиста, весьма заинтересовало дедушкино замечание о том, что в Библии есть одно “слабое место”, порождающее много мнений и кривотолков. Он разумел под ним сам язык Библии. Ведь эта священная книга написана на различных языках. Многие из них забыты, некоторые считаются мертвыми. Как же можно проверить перевод многих мест из Священного Писания. И он говорил, что волей-неволей здесь приходится прибегать к науке.
   Дедушка писал: “Например, в книге Бытия говорится, что Бог создал тело человека из земли, потом вдунул в него дыхание жизни. Зубоскалы-атеисты иллюстрируют этот момент таким образом. Господь месит землю, выделывает куклу и потом одухотворяет ее. Между тем заглянем в словарь еврейских слов и увидим, что слово земля в тексте показана словом “афар”, т. е. измельченный состав земли. По-научному – элементы земли. Значит, научно выразить повествование о творении человека можно так: Бог сотворил человека из тех элементов, из которых сотворена и земля. Так наука объясняет появление человека. Так почему объяснение науки принимается серьезно, а объяснение Библии высмеивается”.
   Дедушка, как и бабушка Софья Максимовна, были глубоко верующими людьми. С ними всегда было интересно беседовать, ибо они учили только добру.
   Дедушка был знаком с выдающимися людьми той эпохи. Он рассказывал о своем знакомстве с профессором-офтальмологом Филатовым, который в откровенной беседе с дедом признался, что при тяжелых операциях он заказывал водосвятный молебен и сам молился Богу, а потому спокойствие его никогда не покидало, и операции проходили успешно.
   От близких своих я слышал, что в религиозных диспутах с Луначарским дедушка всегда выходил победителем. Он часто останавливался на той мысли, что религия полезна не только верующим, но и науке. Везде нужна религия. И на войне, во время боя, и на суде при допросе свидетелей, и на службе, и в школе, и во время болезни, и на базаре, и в торговле. Везде нужна правда, честность и чистота, и все это дается только религией. Отнимите у человека религию, и он превратится в дикое, оголтелое животное.
   Так говорил мой дед Александр Петрович Введенский».
   Четвертого апреля 1973 года протоиерей Александр Введенский отошел ко Господу. Похоронен батюшка на Широкореченском кладбище Екатеринбурга. Он прожил трудную, но яркую жизнь длиной в 89 лет, 64 года из которых служил в священном сане. За это время сменилось несколько исторических эпох. Отец Александр застал пик величия Российской Империи времен Александра III, правление Святого Царя Мученика Николая II, три революции, Первую мировую, гражданскую войну, интервенцию, репрессии, церковный раскол, Вторую мировую, новые репрессии и период «застоя». Но всегда и везде батюшка самозабвенно отстаивал веру, направляя многие заблудшие души к спасительному пути Православной Церкви!

Отец Александр в последние годы
своей жизни
Вечная Твоя память, достоблаженне отче Александре, приснопоминаемый!



















Труды протоиерея Александра Введенского

ПРИЧИНЫ РЕЛИГИОЗНЫХ СОМНЕНИЙ[4]

ВСТУПЛЕНИЕ


    Религиозные сомнения посещают всех людей. И юношей, и людей во цвете лет, не оставляют в покое стариков.
   Религиозные сомнения – это болезнь духа. Болезнь тяжелая, мучительная, изнурительная. В конечном счете она доводит больного до сумасшествия либо до самоубийства.
   Примеры налицо. Возьмем в первую очередь Николая Васильевича Гоголя. Незадолго до смерти его обуяли сомнения. Он мучился, плакал и рыдал. Постился и молился. И все кончилось тем, что он заморил себя голодом и коленопреклоненным умер перед иконой Спасителя. Последние дни жизни великого русского писателя описаны в потрясающей книге С. Н. Сергеева-Ценского «Гоголь уходит в ночь».
   Выдающийся писатель семидесятых годов XIX столетия В. М. Гаршин побывал на войне, перенес там все муки ада, а когда вернулся домой, то под влиянием горьких дум, раздумья бросился с 4-го этажа в пролет лестницы и разбился на смерть.
   Ведель – знаменитый композитор занимал прекрасные места, окружен был ореолом славы, но «меланхолии печать легла на нем», и она разбила его карьеру, сделала его бродягой, и в 1804 году он умер в смирительной рубашке.
   Хотя Глеб Успенский, этот замечательный писатель (по словам Н. К. Михайловского), тихо гордо умирал, но вся душа его была изранена в поисках правды, жизнь разбита и на лице его всегда лежала печать скорби и печали.
   А как долго томился Л. Н. Толстой, достигший небывалой славы в истории XIX века, как долго томился он в тисках вечно тревожных страшных вопросов.
   «Я – счастливый человек, – пишет Л. Н. Толстой, – прятал от себя шнурок, чтоб не повеситься на перекладине между шкафами в своей комнате, где я каждый день бывал один, я перестал ходить с ружьем на охоту, чтобы не соблазниться слишком легким способом избавить себя от жизни. Я сам не знал, чего я хочу. Я боялся жизни, боялся людей, боялся всего-всего».
   Так мучился и страдал сжатый в оковах мировых загадок величайший гений земли Русской.
   А сколько и великих и малых, гениальных и простых, богатых и бедных людей гибнет, потому что не устояли в равном споре и не нашли ответа на вечно тревожные и страшные вопросы. Сколько их? Не менее миллиона. А в наше время, вернее, в нашу эпоху еще больше самоубийств предвидится.
   Наш долг, долг пастырей призадуматься над роковым моментом и выяснить причины религиозных сомнений и облегчить тяжелые душевные переживания наших людей. Раз установили правильный диагноз, мы наполовину решим эту задачу.
   Я многие годы работаю над этими «вечно тревожными, страшными вопросами», много читал, думал, со многими беседовал и вот к какому решению пришел.
   В дореволюционное время нашей ошибкой было то, что многие из нас, а в особенности монахи, третировали науку, считали ее бесовским наваждением и потому не брали в руки книг научного содержания.
   В первые века нашей эры христианские апологеты, философы и проповедники все пользовались языческими трудами и в них находили и «жемчужные зерна» и «золотые россыпи».
   Наши же апологеты остерегались не только пользоваться ими, но и заглядывать в них.
   А это большой минус и непростительная ошибка. Я лично убедился в том, что и светские ученые помогают нам в решении религиозных загадок.
   Приведу несколько примеров.
   В Библии говорится, что Бог сотворил свет в первый день, светила небесные в четвертый день. Сколько людей столкнулись с этой библейской загадкой и потеряли веру свою, так и не решив эту загадку.
   Федор Михайлович Достоевский выводит в своем сочинении одного юного мыслителя, который, прочитав первую страницу Библии, закрыл ее и перестал читать, находя, что Библия книга глупая, так как проповедует появление света ранее светил небесных.
   И до ХХ века эта загадка считалась неразрешимой. И только в начале ХХ века немецкий ученый Бельше разрешил ее.
   В своей интересной и серьезно написанной книге «Дни творения» автор пишет: «Недавно ученые заметили, что между звездами постоянно блуждают какие-то газообразные туманные массы, которые светились своим собственным неотраженным светом, благодаря чему их и заметили.
  

Источник

Читать всю книгу "Причины религиозных сомнений".

воскресенье, 2 декабря 2018 г.

Поклонный крест на Уктусе — здесь было кладбище


Поклонный крест за алтарем храма во имя Преображения Господня на Уктусе. На кресте установлена табличка с молитвой: Упокой, Господи, души раб твоих на сем кладбище погребенных.

Сейчас о бывшем кладбище напоминает только этот крест с табличкой. К сожалению, в советское время его постигла печальная участь, как и многие кладбище нашего города.
Из истории Преображенского храма и кладбища:

…В 1807 году, по благословению уже Пермского епископа Иустина, в чью епархию входил Екатеринбург, был заложен новый каменный трехпрестольный храм, с разделением на теплый и холодный. «Благословил я в Уктусском заводе церковный придел во имя Казанской Божией Матери протоиерею Николаю Вологодскому соборне по чиноположению церковному освятить...». В 1809 году 3 января был освящен алтарь южного придела в честь Казанской иконы Божией Матери. В 1821 году достроили и освятили центральный Преображенский алтарь. За все эти годы вокруг храма, на горе, разрасталось и кладбище”.





25 августа 2008 года. Фото: Бокарёв Александр 

Источники:
http://www.preobrazgenie.org
http://www.1723.ru
http://temples.ru

понедельник, 26 ноября 2018 г.

Некрополь купцов Телегиных

Среди заброшенных могил старейшего кладбища уральской столицы частично сохранился фамильный некрополь выдающейся династии 19 века — промышленников и благотворителей купцов Телегиных. 

Именно они подарили городу кафедральный Иоанно Предтеченский собор, всю свою жизнь помогали больницам и детским приютам, немалые деньги передавали пансионам и училищам города. 

Телегины бескорыстно жертвовали на благо ближних, передавая эту традицию из поколения в поколение. 

Сегодня по благословению Митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла в Екатеринбургской епархии разрабатывается проект по восстановлению памятника архитектуры — исторического монумента могилы династии Телегиных. 

Восстановим всем миром некрополь Телегиных! Воздадим дань памяти благодетелям дореволюционного Екатеринбурга. 

По вопросам содействия в восстановлении некрополя просим обращаться в Иоанно-Предтеченский храм к иерею Павлу Кононенко. 

Расскажите об этом своим близким — горожане должны знать имена почетных граждан, внесших большой вклад в развитие Екатеринбурга. Начните с репоста.



Источники:
https://vk.com/cemeteriesekb?w=wall-114284648_1079
https://www.youtube.com/watch?v=JuEDTRCa8DM