пятница, 14 июня 2019 г.

«Храм в сердце и памяти»: выставка, посвященная Собору Святой Екатерины, откроется на его историческом месте

В воскресенье 16 июня 2019 года в уральской столице, на историческом месте собора Святой Екатерины — площади Труда откроется выставка: 
«Храм в сердце и памяти. История Екатерининской горной церкви», посвященная собору святой великомученицы — покровительницы Екатеринбурга.





19:00  перед открытием выставки состоится традиционное чтение акафиста святой Екатерины.

20:00  открытие выставки на площади Труда у часовни святой Екатерины. 

Часовня святой Екатерины, пл. Труда, 1.









Источники:

1. https://vk.com/kraevedekb?w=wall-110280352_4178

2. http://www.ekaterinburg-eparhia.ru/news/2019/06/14/21156/

понедельник, 10 июня 2019 г.

Шедевры русской графики из собрания Исторического музея. Екатеринбург, XVIII в.

Шедевры русской графики из собрания Исторического музея.
Рисунок и акварель XVIII–XIX веков 


24 ноября 2017 – 29 апреля 2018

Выставка шедевров русского рисунка из собрания Государственного исторического музея — одно из главных событий, приуроченных к первому этапу празднования 150-летия со дня основания крупнейшего исторического музея России, которое будет широко отмечаться в 2022 году.
Юбилейная дата явилась поводом познакомить зрителя с малоизвестной публике частью собрания музея — коллекцией графики. Настоящий проект продолжает традицию выставок-оммажей, которые отдают дань уважения музеям — давним друзьям и постоянным партнерам Третьяковской галереи. 

Графика — наиболее уязвимый из видов изобразительного искусства, поэтому она редко покидает музейные запасники. Графические залы Третьяковской галереи, специально оборудованные для экспонирования произведений, исполненных на бумаге, дают возможность показать абсолютно новые для зрителя материалы, почувствовать объем и качество представленной коллекции, создать ее цельный и живой образ. Каждое из приглашенных в Галерею собраний уникально, имеет свое лицо и особую версию развития русской графики. Как правило, ее определяет история собрания. Так, основной принцип комплектования Исторического музея — интерес к важным событиям в истории страны. Графическую часть собрания в целом отличает непревзойденный уровень исполнения самих произведений в силу того, что искусство рисунка и акварели в России конца XVIII–XIX века находилось на высочайшем уровне.

Василий Петрович Петров. Вид Екатеринбурга. 1789 г.
Бумага, акварель, тушь, перо
Годы жизни художника: около 1770 – 1810





С другими акварелями можно ознакомиться здесь

среда, 5 июня 2019 г.

Уникальные люди и дом

Геннадий СЕРГЕЕВ,
общественный инспектор ВООПИК.

Планы строительства ледовой арены УГМК на месте снесенной телебашни в Екатеринбурге обнажили ряд весьма «нерукопожатных» обстоятельств, связанных с нарушением законодательства об объектах культурного наследия. И если кому-нибудь захочется узнать, как в уральской столице обстоят дела с сохранением исторического наследия, обращаться лучше к кому угодно, но только не к «официальным представителям».



Начать надо с того, что заявленная в проекте сноса башни территория застройки, к примеру, не касалась двух прилегающих исторических объектов. Лишний раз пришлось убедиться, что аппетиты застройщика «растут во время еды». Один из объектов находился по адресу: ул. Степана Разина, 17. Этот полукаменный, в стиле классицизма жилой дом конца 19 века был в свое время занесен в свод памятников Свердловского архитектурного института. Однако официально оно должно было сохраняться лишь в качестве объекта ценной городской среды. В «нулевые» здание горело, его собственник обнес стены современной кирпичной кладкой, облик объекта изменился, но внутри оставался «историческим».


«Вдруг» стало известно, что собственник здания №17 почему-то продал его УГМК, хотя раньше не собирался этого делать. Защитники старины подали, как положено, заявления на этот объект – «Дом купца В.И. Курочкина» – и на принадлежащий ему флигель, как обладающие признаками памятника. Согласно Федеральному закону №73, до проведения работ по определению историко-культурной ценности таких объектов должна быть обеспечена их сохранность. Но это – в «тех местах», где федеральное законодательство выше частных интересов. Объекты снесли под молчание «правоохранителей».



Второй объект, на который вдруг «разыгрался аппетит» застройщика, – более чем примечательный, лучше сказать – уникальный. Это – последняя частная усадьба, построенная в городе уже в советское время, по ул. Декабристов, 42, в одном ряду с бывшими усадьбами Первушина (№40) и Казанцевых (№36–38). Заказчиком строительства был переехавший на Урал после гражданской войны нижегородский врач Б.В. Серебровский, ставший одним из основателей уральской советской медицины. Врач-ординатор в 1-й городской больнице на ул. Челюскинцев, 5, отделения «ухо-горло-нос», в 30 е годы – один из создателей известной «главной» свердловской больницы в Зеленой роще. Ценили врачей в советское время! Борис Владимирович даже вел частную врачебную практику в своем доме, подобно «профессору Преображенскому». Супруга его, Анна Ивановна, тоже была врачом.

Удивительное открытие было сделано кандидатом архитектуры А.Г. Бурцевым. Оказалось, что проект деревянного коттеджа, который заказал будущий профессор медицины Серебровский, выполнил «знаковый» для нашего города архитектор Константин Трофимович Бабыкин, сравнить которого по «статусу значимости» можно разве что с Михаилом Павловичем Малаховым. Архитектор Бабыкин стал организатором уральской советской архитектурной школы, начинавшейся с архитектурного техникума, что находился на углу Декабристов-Университетского, директором и преподавателем которого он и стал тогда. Здесь же преподавали архитекторы Домбровский, Голубев, Валенков, Вилесов…

Архитектор Бабыкин — это дореволюционные здания железнодорожного вокзала, Управление Свердловской железной дороги, Филармония («Деловой клуб»), Оперный театр, УПИ, и многое другое. И вот сегодня известно — и «дом Серебровского»…

С этим домом была связана фамилия еще одного значимого для Свердловска архитектора – Алексея Марковича Дукельского (чудесный довоенный и послевоенный ЦПКиО, жилое здание по пр. Ленина, 13 (б. магазин «Василек»), здание УралВО и другие.

В семидесятых, уже после смерти супругов Серебровских, сноха Бориса Владимировича подала заявление на размен жилплощади – второго этажа, который всегда оставался в собственности Серебровских.
И здесь дому «повезло» еще раз. Объявление о размене попало на глаза Ю. П. Сакныню, тоже «знаковому» жителю нашего города.

Юрий Петрович – прирожденный, «божьей милостью» краевед, защитник старины и исторической справедливости. В 60-х, выступив «на высоком совещании» против планов сноса старинных заводских корпусов на месте нынешнего пустынного «Исторического сквера», был изгнан из Средне-Уральского книжного издательства, где работал художественным редактором. В 70-х, выступив против сноса «дома Ипатьева», был уволен из Художественного училища, где работал преподавателем.
Юрий Петрович Сакнынь, краевед

В 80-х годах возникла необходимость перемещения Каслинского чугунного павильона на новое «место жительства». Но сделать это оказалось невозможно – металлические элементы конструкции павильона «прикипели» друг к другу и разборке без повреждений не поддавались. За решение задачи и взялся Ю.П. Сакнынь, организовав работу группы реставраторов, а затем дав «столетнюю гарантию» вновь собранному павильону.

Художник и краевед Юрий Петрович Сакнынь стал «историческим» наследником профессора медицины Серебровского. К слову сказать, супруга Юрия Петровича, Анна Васильевна, тоже была врачом, доктором медицинских наук, работала в сфере защиты здоровья на вредных производствах.

…И «дом Сакныня» стал превращаться в музей старинных предметов быта и жизни. Увы, в городе шел массовый снос старинной, по-настоящему екатеринбургской застройки. Все, что было можно, Юрий Петрович спасал, и бывшая усадьба Серебровских невольно стала наполняться и переполняться «историей» – дореволюционной и уже советской.

Но… «подошла очередь» и дома №42, и рядом стоящего №40. Их начали отселять.


И вот только тогда Юрию Петровичу стало особенно ясно, что увозить все образовавшееся в доме и во дворе музейное, по сути, имущество просто некуда. Выход виделся только в официальной музеефикации здания с его содержимым.

По счастью, к тому времени общественность города кипела потребностями сохранения исторического наследия, по которому в 80-е словно «Мамай прошел». Подключились Клуб знатоков города, ВООПИК, «Уральская энциклопедия», выступившие с обращениями к властям города и области за сохранение здания и бесценной коллекции Ю.П. Сакныня. Отселенный к тому времени второй этаж стал фактически «музеем городского быта», куда смогли, наконец, приходить, поначалу, товарищи и сослуживцы его владельца. Проходили здесь, в необычной обстановке, и заседания Клуба знатоков города.

В общем, в городе заговорили о «доме Сакныня», о его коллекции; позднее стали появляться и телесюжеты. Однажды (это было в 91-м году) Юрий Петрович разослал, как он говорил, пятнадцать приглашений видным деятелям культуры – директорам музеев, начальникам отделов культуры и архитектуры, журналистам. «И все 15 пришли». И все были поражены увиденным – и сохраненной атмосферой старинного жилого дома, и обилием разнообразных и разных времен предметов быта, хранившихся в доме. И было общее «недоумение»: как мы могли не знать раньше о таком интересном в архитектурном отношении здании и о такой коллекции!

Через некоторое время в дом пришли чиновники из архитектурного управления (очевидно, областного), «походили, посмотрели, и тоже удивлялись».

Через непродолжительное время Юрия Петровича познакомили с постановлением Облисполкома о передаче зданий-памятников на баланс НПЦ по охране и использованию памятников истории и культуры, с последующей их передачей в аренду различным учреждениям культурной направленности. Из прилагаемого списка зданий-памятников, дом по улице Декабристов, 42 придавался Свердловскому краеведческому музею. В «административных понятиях» того времени это означало, что «вопрос решен положительно», «дом Сакныня» был внесен в список вновь выявленных памятников и передавался в аренду для организации филиала краеведческого музея.

Но это Постановление №414 было помечено датой: 19 августа 1991 года…



В последующие годы вопрос уже мог стоять только об организации частного музея истории городского быта, на что администрация Ленинского района изъявила свое согласие «по отселении последнего жильца».

Но «главная заслуга» Юрия Петровича Сакныня, ветерана ВОВ, государственного эксперта по культурным ценностям, художника и журналиста, награжденного почетными грамотами всех губернаторов Свердловской области за его вклад в дело сохранения культурного наследия, пожалуй, в том, что он до сих пор здравствует, хотя и без избытка здоровья, и до сих пор живет мыслями о передаче здания по улице Декабристов, 42, уже пострадавшего, как после войны, под организацию частного музея истории городского быта, что было ему в свое время официально обещано.

Вот только как быть с тем, что ныне в городе не власть правит, а правит свои интересы пришлый застройщик, «чужой», которому глубоко наплевать на историю города, на его исторические отличительные черты, которые тают на глазах, на мнение его неравнодушных жителей… И «власть» не желает признавать дом №42 выявленным памятником, потому что этого не желает застройщик, и планирует его снос.



…Однажды дом №42 посетила тогдашний Министр культуры Свердловской области Наталья Константиновна Ветрова. Результатом этого стало письмо:

«К АДМИНИСТРАЦИИ И КУЛЬТУРНОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ ЕКАТЕРИНБУРГА Министерство Культуры Свердловской области и лично Министр культуры Ветрова Наталья Константиновна, Отдел музейного дела при Министерстве культуры обращается к администрации города Екатеринбурга и Ленинского района и просит оказывать помощь и содействие Сакныню Юрию Петровичу в организации и становлении Музея истории городского быта (ул. Декабристов, д.42). Собранные в течение всей жизни Юрия Петровича Сакныня и его предков вещи-экспонаты и различные коллекции по городскому быту екатеринбуржцев в прошлом и настоящем времени представляют большой общественный интерес, историческую, художественную и материальную ценность. Все собранное и сохраненное Сакнынем — является народным и государственным достоянием.

24 декабря 1999 года (Подписи)».

Данный документ является, своего рода, охранной грамотой и мандатом для быстрейшей реализации планов Сакныня Ю.П. в деле создания Музея историк городского быта Екатеринбурга и культурного Центра при нем.

Так кто ныне «правит бал» в Екатеринбурге?

Источники:

1. https://vk.com/@hronotop_ural-unikalnye-ludi-i-dom

2. http://ng-ural.com/2019/04/unikalny-ludi-i-dom/

воскресенье, 2 июня 2019 г.

Фото: Археологические исследования на заводе у ЦПКиО, 1986 г.

Археологические исследования на заводе у ЦПКиО. Найденные артефакты.
1986 г. Фото: В.А. Еловских. 


~~~~~~~~~~~~~~~~~~~ 

Рядом с Расторгуевской дачей-заимкой (территория будущего ЦПКиО) было несколько фабрик и заводов, выпускавших в разное время то водку, то стеарин, то химические вещества и ткани: водочный завод Полкова, стеариновый завод Губбарда, стеариновый и химический завод братьев Ошурковых, Уральский стеариновый и химический завод братьев Ошурковых и А.Ф. Поклевского, ткацкая фабрика братьев Макаровых, текстильная фабрика имени Ленина. В настоящее время это территория Уральского оптико-механического завода.

вторник, 28 мая 2019 г.

Bitva o Jekatěrinburg / Битва за Екатеринбург

25.července 1918 Jekatěrinburg obsadili legionáři v červenci 1918.

Týden před tím bolševici vyvraždili carskou rodinu, která zde byla internována. Zbyla po ní je malá pamětní deska. Legionáři město opustili zhruba po roce.

K nástupu na Jekatěrinburg vydal plukovník Vojcechovský rozkaz 8. července 1918. Na stanici Unkurda, jihozápadně od Jekatěrinburgu, byly soustředěny části 2. a 3. pluku, 3. úderná rota a několik kozáckých setnin. 14. července v noci vyrazila obchvatná skupina, aby při čelním útoku zabránila bolševické posádce stanice Njazepetrovsk zničit most přes řeku Ufu. Týž den, ve 20:00 hodin podal velitel skupiny hlášení plk. Vojcechovskému, že Njazepetrovsk byl po úporném boji dobyt. Dne 16. července byla stanice vyčištěna od hořících vagónů a tažení na Jekatěrinburg pokračovalo. Postup byl ztěžován bolševickými opěrnými body, více či méně opevněnými, nicméně již 24. července stály jednoty Čechoslováků před Jekatěrinburgem. Na sever byla vyslána hlídka na staropermskou trať, aby rozebrala koleje a zabránila tak ustoupit bolševikům z Jekatěrinburgu do Nižního Tagilu. Hlídka však v přilehlých bažinách ztratila orientaci a úkol nesplnila.

Nástup k tažení začal 25. července v ranních hodinách. Bez boje bylo obsazeno předměstí a stanice Jekatěrinburg I., ze stanice Jekatěrinburg II. mezitím hlídky hlásily střelbu. V čase 9:35 již velitel útočného předvoje vyslal hlášení, že bílé gardy osvobodily město a zbylí rudoarmějci se stáhli na stanici Jekatěrinburg II. Ta byla dobyta krátce po poledni téhož dne. Koordinovaně s tímto útokem probíhal útok z východu, pod velením poručíka Palackého. Ten měl dorazit do Jekatěrinburgu současně s předvojem západní části, stihl však pouze obsadit území východně od Jekatěrinburgu. Do cíle dorazil až 26. července. Po obsazení Jekatěrinburgu se Čechoslovákům otevřela cesta k Permu a zároveň tak byl ze severu ochráněn Čeljabinsk.

V srpnu 1918 probíhaly těžké obranné boje bolševickými útočnými proudy od severu od Nižného Tagilu, a proto musel být přerušen útok na západ na Perm. Okolí města se stalo velkým bojištěm a do města jednotky jezdily na odpočinek nebo na zotavenou. Ve městě byly i čs. nemocnice a na Michajlovském hřbitově je pochováno na 400 Čechoslováků, kteří padli či zemřeli ve městě a jeho okolí. Po evakuaci našich jednotek a obsazení města bolševiky, byly všechny pomníky a hroby zničeny. V roce 2008 byl na Michajlovském hřbitově odhalen nový pomník zde pochovaným legionářů.

Po dobytí Jekatěrinburgu až do jeho vyklizení v létě 1919 bylo město významným centrem bílého odboje a i československých vojsk na Rusi. Ve městě bylo umístěno velitelství Sibiřské armády a v „Americkém hotelu“ sídlila od srpna 1918 do prosince 1918 Odbočka československé národní rady v Rusku. Po jejím faktickém přetvoření na Ministerstvo vojenství (oddělení v Rusku) zde byla až do března 1919. Ve městě bylo rozmístěno mnoho dalších československých úřadů a jednotek.

Ve městě se v době pobytu našich útvarů konalo mnoho událostí, z nichž k nejvýznamnějším patřila slavnost předání praporů střeleckým plukům II. čs. střelecké divize dne 10. 11. 1918 na Ščepném (Monastýrském) náměstí, slavnost předání praporu Údernému praporu dne 22. 2. 1919 na stejném náměstí a příjezd ministra války ČSR, gen. M. R. Štefánika dne 8. 12. 1918. V den příjezdu Vrchního vladaře adm. Kolčaka do Jekatěrinburgu dne 16. 2. 1919 byl stráží vlaku admirála zbytečně zabit kpt. Tichý. V létě 1919 československé legie prakticky město opustily. Po evakuaci Sibiřské armády bylo město dne 14. 7. 1919 obsazeno bolševiky.

Město Jekatěrinburg leží na hranici Evropy a Asie a je hlavní dopravní křižovatkou v oblasti Uralu. Je to sídelní město Sverdlovské oblasti a celého Uralského federálního okruhu a čtvrté největší v Ruské federaci.

V roce 1723 byly na přehradě řeky Iseť založeny hutě pojmenované na počest ženy cara Petra Velikého, pozdější carevny Kateřiny I - Ekaterinburg. Opevněný závod, který zásoboval carskou armádu zbraněmi, se v krátkém čase stává centrem ruského zbrojního průmyslu. V roce 1796 byl Jekatěrinburg povýšen na město a stává se významným průmyslovým, obchodním a kulturním centrem monarchie. Do města přicházeli zahraniční obchodníci, podnikatelé a specialisté včetně Čechů, kteří zde vytvořili malou komunitu.

Po únorové revoluci byl ve městě internován sesazený car Mikuláš II. i s rodinou. Pouhý týden před dobytímměsta Čechoslováky byla celá carská rodina povražděna. Od roku 1924 do roku 1991 neslo město jméno Sverdlovsk po komisaři, který vraždu carské rodiny nařídil.

Ve 20. letech se město stalo velkým sovětským průmyslovým centrem zejména s těžkým strojírenstvím, což bylo ještě posíleno během prvních měsíců po napadení SSSR hitlerovským Německem evakuací závodů z evropské části Sovětského svazu.

Google переводчик:

25 июля 1918 года. Екатеринбург был оккупирован легионерами в июле 1918 года.

За неделю до этого большевики убили царскую семью, которая была здесь интернирована. Осталась небольшая табличка. Легионеры покинули город примерно через год.

Полковник Войцеховский издал приказ от 8 июля 1918 года о вступлении в Екатеринбург. На станции Ункурда, к юго-западу от Екатеринбурга, были сосредоточены части 2-го и 3-го полков, 3-я штурмовая рота и несколько казаков. 14 июля объездная группа отправилась, чтобы помешать большевистской Нязепетровской бригаде разрушить мост через реку Уфу в ходе лобового нападения. В тот же день в 20:00 командир группы отчетов подал полковнику. Войцеховский, что в Нязепетровске был завоеван после жесткой борьбы. 16 июля станция была очищена от горящих вагонов, и поход в Екатеринбург продолжился. Процедура была затруднена большевистскими опорными пунктами, более или менее укрепленными, но 24 июля чехословаки были объединены перед Екатеринбургом. На север был направлен патруль на старопермскую линию, чтобы демонтировать пути и не дать большевикам вернуться в Екатеринбург в Нижний Тагил. Однако патруль потерял ориентацию в прилегающих болотах и ​​не смог выполнить поставленную задачу.

Старт кампании начался 25 июля с утра. Без боя были заняты пригороды и станция екатеринбургская I., от станции екатеринбургская II. Тем временем патрули сообщили о стрельбе. В 9:35 командир атакующего авангарда уже отправил сообщение о том, что белогвардейцы освободили город, а оставшиеся войска Красной Армии были выведены в Екатеринбург II. Он был завоеван вскоре после полудня того же дня. Атака с востока под командованием лейтенанта Палацкого состоялась в координации с этим нападением. Он должен был прибыть в Екатеринбург одновременно с западным авангардом, но ему удалось занять только территорию к востоку от Екатеринбурга. Он достиг финиша 26 июля. После оккупации Екатеринбурга чехословаки открыли свой путь в Пермь и в то же время были защищены с севера Челябинском.

В августе 1918 г. наступление большевиков с севера на Нижний Тагил находилось под сильной обороной, и наступление Запада на Пермь пришлось прервать. Окрестности города стали большим полем битвы, и в город войска отправились отдыхать или восстанавливаться. В городе был также чехословацкая больница и на Михайловском кладбище похоронены в 400 чехословацких солдат, которые погибли или умерли в городе и его окрестностях. После эвакуации наших войск и оккупации города большевиков все памятники и могилы были уничтожены. В 2008 году на Михайловском кладбище был открыт новый памятник похороненным здесь легионерам.

После завоевания Екатеринбурга до его эвакуации летом 1919 года город был важным центром Белого Сопротивления и даже чехословацких войск в России. Штаб Сибирской армии находился в городе, а с августа 1918 года по декабрь 1918 года филиал Чехословацкого национального совета в России находился в «Американской гостинице». После его фактической преобразования в военное министерство (ведомство в России) оставалось до марта 1919 года. В городе были развернуты многие другие чехословацкие власти и подразделения.


Щепная Монастырская площадь.
Во время наших служб в городе произошло много событий, из которых наиболее важной была церемония передачи батальонов II. MS. Стрелковая дивизия 10-го 11-го 1918 г. на Щепной (Монастырской) площади, церемония вручения батальона ударного батальона 22-го 2-го 1919 г. на той же площади и прибытие военного министра Чехословакии, Джин. М. Р. Штефаник 8 декабря 1918 года. В день приезда Верховного регента адмирала Колчака до Екатеринбурга 16 февраля 1919 года охранял адмиральский поезд излишне кпт. Бесшумный. Летом 1919 года чехословацкий легион практически покинул город. После эвакуации сибирской армии город был оккупирован большевиками 14 июля 1919 года.

Город Екатеринбург лежит на границе Европы и Азии и является главной транспортной развязкой на Урале. Это административный центр Свердловской области и всего Уральского федерального округа и четвертый по величине в Российской Федерации.

В 1723 году на плотине реки Исеть был основан металлургический завод в честь жены царя Петра Великого, впоследствии императрицы Екатерины I — Екатеринбург. Укрепленный завод, снабжавший оружием царскую армию, за короткий срок стал центром российской оружейной промышленности. В 1796 году Екатеринбург получил статус города и стал важным промышленным, торговым и культурным центром монархии. В город приезжали иностранные торговцы, предприниматели и специалисты, в том числе чехи, которые создали здесь небольшую общину.

После Февральской революции свергнутый царь Николай II был сослан в город с семьей. Всего за неделю до завоевания города чехословаками вся царская семья была убита. С 1924 по 1991 год город носил имя Свердловск в честь честь большевика Якова Свердлова, одного из лидеров революции 1917 года в России, который был инициатором организации убийства царской семьи.

В 1920-х годах город стал крупным советским промышленным центром, особенно тяжелого машиностроения, который еще более укрепился в первые месяцы нападения на СССР гитлеровской Германии путем эвакуации заводов из Европейской части.